Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход | RSS
САЙТ АКИМОВОЙ СВЕТЛАНЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ
На небе не бывает часа без ветра, на земле не бывает часа без пыли, нет такого, чего бы не было, люди на все способны. Из опыта работы учителя русского языка.
МОИ ВЫПУСКНИКИ

МОЙ КЛАСС

ЛЮБИТЕЛИ СЛОВЕСНОСТИ

Меню сайта

Опросник
Кто в гостях на сайте?
Всего ответов: 1284

Форма входа

Слушаем поэзию

Проверь себя
Словари русского языка
www.gramota.ru
 

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Хайям (Гиясаддин Абу-ль-Фатх ибн Ибрахим Омар Нишапурский) - персидский поэт-философ, имеющий много поклонников в Европе и Америке, где существуют даже общества его имени. По-видимому, он был сын нишапурского ткача и продавца палаток и родился около четверти 11 века, если не позже. Обстоятельства его молодости и воспитания неизвестны. Общепринят рассказ о том, как около 1034 г. Хайям был школьным товарищем будущего сельджукского визиря Низам Аль-Мулька и будущего основателя секты ассасинов Хасана Саббаха, как они поклялись друг другу в дружбе и как Низам , достигнув визирства у Мелик-шаха, оказал обоим протекцию. Таким образом объясняется получение Хайямом должности астронома султанской обсерватории в Мерве. Старейшая биография философа свидетельствует только, что он в философских науках был равен Ибн-Сине (Авиценне), которого он читал даже перед смертью и "греческую науку" которого преподавал другим; он был прекрасным математиком и астрономом, хорошо знал историю, филологию и мусульманское законоведение; его обществом дорожил султан Мелик-шах; у него  просил научных объяснений знаменитый философ-скептик, прозванный "доказательство ислама" шейх Газзалий. Учеников Хайяма неприятно поражали только его резкость и желчность. Свои философско-поэтические идеи Хайям облекал в форму рубайат (четверостиший), которая введена была в персидскую литературу незадолго до Хайяма и которой пользовался также Ибн-Сина. По содержанию рубайат Хайяма оказываются прямым продолжением рубайат Ибн-Сины, но по форме - несравненно выше: они отличаются выразительной сжатостью и художественностью, глубоким элегическим чувством, иногда метким, насмешливым остроумием. Так как во многих новейших списках попадаются рубайат , не имеющиеся  в других списках , то общая совокупность их доходит до тысячи двухсот; наиболее общепринятых  - около пятисот; в старейшем бодлеянском списке 1461 года их четыреста пять, но, как показано профессором Жуковским, даже в этом списке есть 11 рубайат, не принадлежащих Хайяму.
В тех рубайат, подлинность которых менее сомнительна, Хайям является глубоким мудрецом элегического настроения. Он мучится вопросами бытия ; с печалью указывает, что мы, быть может, попираем ногами не землю, а истлевший мозг мудрого и гордого человека или щеку красавицы; грустно констатирует, что и  рождение, и смерть каждого человека совершенно не нужны, и что над Вселенной тяготеет тупой рок; в своей горечи иногда задает укоризненные вопросы самому Богу и обвиняет Его в мировом  неустройстве. То разрешение задач жизни, которое предлагает ислам, кажется Хайяму полным противоречий, а мусульманские представления о загробной жизни - смешными; мусульманское духовенство с его узким догматизмом и жадностью возбуждает в Хайяме злобу и отвращение. Его не удовлетворяет ни одна из позитивных религий, которые в его глазах не выше и не ниже ислама. Исход для себя поэт видит в суфийском мистицизме, причем, однако, те суфии, которые проявляют ханжество и лицемерие, ему тоже противны. Хайям проповедует уничтожение эгоизма, нравственную чистоту, тихую созерцательную жизнь пантеиста, теплую любовь ко всеобъемлющему  Богу, понятому не в догматическом смысле, а в стремлении к царству вечного, светлого и прекрасного. В полном соответствии с этими рубайат Хайяма находится биографическое сообщение, по которому Хайям почти с последним вздохом закрыл философскую книгу "Исцеление" Ибн-Сины на отделе "О едином и многом" и, произнесши молитвенную благодарность Богу за то, что Его познал, скончался. Многие рубайат, указывая на бесцельность мира, необязательность коранских предписаний и нелогичность мусульманского рая и ада, предлагают, наоборот, исход гедонический; советуют отдаться без стеснения вину, любви и беззаботному пользованию жизнью о воспевают красоту весенней, пробуждающейся природы. Рубайат этого разряда пользуются особенной любовью читателей. Современные комментаторы объясняют взаимное противоречие между рубайат Омара Хайяма тем предположением, что в них отражаются разные фазы духовного развития поэта-философа. Иного мнения держится профессор Жуковский, находя, что так называемый диван Хайяма полон интерполяций из других авторов и что в восьмидесяти двух интерполированных рубайат 3% отведено мрачному пессимизму, а 33% - вину, любви, наслаждениям.
                                    Из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона

Хронология жизни и творчества Омара Хайяма 
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Поиск

Погода

Друзья сайта
  • Сайт МБОУ СОШ № 80
  • Сайт ХК ИРО
  • FAQ по системе
  • Министерство образования и науки Хабаровского края
  • Сайт для учителей "Про Школу"

  • Акимова Светлана Александровна © 2017